Александр Призетко: Если вышли на поле - играйте до конца
Добавлено: 12 Мая 2016 в 10:16 (Андрей)
Александр Призетко: Если вышли на поле - играйте до конца

 Интервью обозревателю «СЭ» дал антикризисный наставник «Металлиста», похоже, выведший команду из крутого пике, в котором она пребывала этой весной.

Устраиваясь в 2015-м в ставшем ему родном «Металлисте», экс-игрок сборной Украины вряд ли мог представить, что уже через год - пусть и с приставкой «и.о.» - станет главным тренером харьковского клуба.

ЗА ПЕРВЫЕ ПАРУ ДНЕЙ ПОХУДЕЛ НА ТРИ-ЧЕТЫРЕ КИЛО

- Ну, конечно же, не мог, - подтверждает 45-летний специалист. - Все случившееся этой весной стало для меня полной неожиданностью.

Согласитесь, мало кто ожидал, что за четыре тура до окончания чемпионата в команде, которая уже не решала никаких турнирных задач, а, по сути, доигрывала сезон, случится отставка тренера.

-Как вы узнали о своем назначении?

- Мне позвонил генеральный директор клуба Александр Бойцан и поинтересовался: как я смотрю на то, чтобы закончить чемпионат в качестве главного тренера первой команды? Никакой огласки эта беседа, разумеется, не имела, я взял время подумать. Но как раз после крупного поражения от «Днепра» вокруг клуба начались определенные разговоры, и я понимал, что существуют предпосылки для того, чтобы было озвучено какое-то радикальное решение. И вот в понедельник, то есть, на второй день после того злополучного матча, мне снова позвонили и спросили, готов ли я. Я задал ряд важных вопросов и сделал один важный звонок.

-Кому?

- Александру Севидову. Я не мог принимать окончательное решение без звонка человеку, который на тот момент оставался главным тренером команды, и с которым мы, так или иначе, сотрудничали в течение всего сезона. Я не хотел никого подсиживать и идти на живое место. В конце концов, мы с Александром Владимировичем работали бок о бок - на одной базе, у нас были нормальные отношения, и я бы никогда не переступил через него. Мне было важно знать, что все решено до конца. А если бы я почувствовал, что существуют какие-то «качели», то никогда бы не согласился на предложение руководства клуба.

- Что ответил Севидов?

- Ближайшее будущее, видимо, было ему хорошо известно, поэтому он прямо сказал: «Саша, работай!».

- Обрадовались?

- А чему радоваться?! Я получал удовольствие от работы с дублем: у нас были и игра, и результат. Каждый день ехал на работу как на праздник, сердце не колотило, давление не подскакивало. А тут, за четыре тура до конца сезона, ты принимаешь команду в тяжелейшем турнирном и финансовом положении. За первые несколько дней я похудел на 3-4 килограмма без каких-либо физических нагрузок. Я бы такого никому не пожелал.

- Будучи наставником дубля, вы работали в тесной связи с тренерским штабом основного состава?

- Общей концепции или единой тактической схемы, как это принято в структурах многих западных клубов, у нас не было. Мы обсуждали эту тему с Севидовым и пришли к общему мнению, что у каждого тренера должно быть свое видение футбола. Мы с Максимом Калиниченко, которого мне сложно называть «ассистент» и без которого я бы, наверное, не потащил весь этот воз, работали по своей схеме, а Александр Владимирович - по своей.

НА ПЕРВОЙ ТРЕНИРОВКЕ УСЛЫШАЛ ГРОБОВУЮ ТИШИНУ

- Какие чувства испытали, появившись на первой тренировке основного состава?

- Сразу ощутил витавшую в воздухе гнетущую атмосферу. Причин для нее было много. В первую очередь, это было связано с тем, что команда и тренер прошли вместе почти целый сезон: люди плотно общались, ели один хлеб и отставка Севидова стала неожиданной, прежде всего, для футболистов. Они знали его принципы игры, особенности тренировочного процесса, выстраивали какие-то человеческие отношения… А тут появляются люди из, по сути, другой команды. Мы не устраивали никаких собраний: в сложившейся ситуации это было бессмысленно. Взяли 6-7 человек из дубля, построили команду и начали пахать.

- Атмосфера оживилась?

- Куда там… Провели несколько разминочных «квадратов», дали паузу - люди молчат, как на похоронах. У нас в дубле мы к такому не привыкли: в перерывах между упражнениями идет какое-то общение, шутки-прибаутки, а тут стоит гробовая тишина. Очевидно, что люди морально подавлены - результаты плохие, денег нет, тренера отправили в отставку.

- Какими способами можно в кратчайшие сроки поднять боевой дух игроков?

- Я сразу понял, что за четыре дня, которые отделяли нас от матча против «Стали» мы не наиграем никаких новых связей или комбинаций, не подтянем «физику» и вряд ли введем какие-то тактические новшества. Основной упор нужно было делать именно на психологии. Потому что люди были загнаны своим результатом - просто убиты!

Начали говорить с футболистами, что-то им рассказывали. И примерно на третий день возникло ощущение, что команда нас все же восприняла: у ребят потихоньку начали загораться глаза. Они поверили в нас и, прежде всего, в себя. А в противном случае, мы бы сейчас не говорили о каких-то пусть мизерных, но улучшениях.

- Что именно вы рассказывали игрокам?

- То, что они футболисты очень хорошего класса. Но подчеркивали, что то, что мы понимаем на словах, нужно доказать на поле.

ВАН ДЕР МЕЕРУ ПРИВЕДУ В ПРИМЕР «АТЛЕТИКО»

- После нулевой ничьей с «Металлистом» наставник «Стали» Эрик ван дер Меер сказал, что ваша команда играл в антифутбол. Не обидно было слышать такие слова?

- Мы тщательно изучили «Сталь»: оценили слабые и сильные стороны соперника. Пришли к выводу, что оппонент располагает целым набором более опытных и мастеровитых исполнителей. Признались сами себе в том, что на данный момент, по сути, работаем втемную, пытаясь адаптировать футболистов к обновленному тренировочному процессу. И приняв все эти доводы, мы с Максом посидели, подумали и выработали единственно возможную тактику - отдать мяч сопернику. Пусть катают его на своей половине и в центральном круге, но у наших ворот они с мячом быть не должны.

Сделали ставку на компактность в обороне и в средней линии, а также быстрые атаки. Изначально рассчитывали на быстрые края - Соболя и Третьякова. Но Эдик заболел и в Днепропетровск не поехал: мы его заменили Наполовым. В этой ситуации попросили ребят играть максимально плотно, не уступать в борьбе, выигрывать подборы, быстро убегать в контрвыпады, потому что соревноваться со «Сталью» в контроле мяча было бессмысленно. В общем, предъявили сопернику то, что могли, и не более того.

Ну а то, что касается слов ван дер Меера… Я бы привел ему в пример мадридский «Атлетико», который выбивает из Лиги чемпионов «Барселону» и «Баварию», проводя три из четырех таймов двухматчевых противостояний внутри своей штрафной. Эффективность этой тактики увидел весь мир.

- В трех матчах под вашим руководством «Металлист», по-прежнему занимающий второе с конца место по количеству пропущенных мячей, сохранил ворота в полной неприкосновенности.

- У нас вся команда работала на оборону. Ни разу не было такого, чтобы атакующие игроки выпадали из защитной фазы или отбывали номер. Вся команда после потери сразу опускалась за линию мяча, сужая сопернику оперативное пространство и вступая в коллективный отбор. Однако будет огромной ошибкой считать, что именно в этом заключается наша с Калиниченко концепция игры. Мы исповедуем атакующий футбол. Возглавляемый нами дубль практически в каждом матче играл исключительно первым номером, постоянно работая на атаку: мы забили 48 мячей, что является третьим результатом среди всех молодежных команд.

Однако в главной команде «Металлиста» нам пришлось исходить от объективных возможностей игроков. И мы пришли к выводу, что сегодня будем сильнее и лучше, если будем играть от обороны. При этом, постоянно требуем, чтобы пять-шесть игроков регулярно ходили в атаку. Пока что это получается далеко не всегда. Но, тем не менее, некоторые проблески имеются: скажем, игра в Одессе показала, что с каждым матче мы создаем все больше и больше голевых моментов. С «Черноморцем» у нас было две стопроцентные возможности и пара-тройка очень приличных…

В ОДЕССЕ ПОГОРЕЛОМУ ПРИШЛОСЬ ВОРУЖИТЬСЯ НОЖНИЦАМИ

- Знаю о высокой оценке, которую еще год назад давал Сергею Погорелому ваш помощник Калиниченко, считающий этого голкипера одним из самых недооцененных в украинском футболе.

- Абсолютно согласен. Роль Погорелого в нашей непробиваемости очень велика. Мы с удовольствием перевели его в основной состав, а он, в свою очередь, постоянно помогает и нам, и молодым ребятам адаптироваться к новому уровню. Я не хочу сказать, что его предшественники были слабыми вратарями - ни в коем случае. Но всем очевидно, что игра защитников очень сильно зависит от надежности голкипера, который способен вселять в них уверенность своими подсказками и опытом.

Того же Даню Каневцева я очень хорошо знаю по работе в дубле: способный парень, но пока еще очень юный. Ему всего 19 лет. Саша Ильющенков в свои 26 тоже не может похвастаться глобальным опытом и наличием постоянной практики. А тут в рамке появился голкипер высокой квалификации, который во всех своих командах всегда был в обойме, а к тому же обладает определенной харизмой, умея расставить партнеров по своим местам.

- У вас есть разумное объяснение тому, что Погорелый не был востребован в «Металлисте» вашими предшественниками?

- Точного ответа на этот вопрос я не знаю, так как не лез в формирование первой команды. Мне сказали только то, что Погорелый должен тренироваться с дублем, а не с основой. С одной стороны, мне было приятно поработать с таким игроком, с другой стало довольно смешно. Зная объективную кадровую ситуацию в клубе, я, мягко говоря, удивился.

С самим Серегой мы эту тему не обсуждали, но все понимают, что в дубль Погорелого сослали не по спортивному принципу: скорее всего, он с кем-то как-то не так поговорил и его наказали ссылкой. При этом, у нас взяли на повышение Даню Каневцева, а Погорелый просто тренировался с молодежной командой, и мы не знали, останется он в «Металлисте» или нет. Но вот прошло межсезонье, и он начал играть.

- Заканчивая тему Погорелого, вы можете пояснить, каким образом он вышел на матч с «Черноморцем» в экипировке другой фирмы?

- Странная и в то же время банальная история. Наши представители привезли образцы формы вратаря и полевых игроков на совещание перед игрой. И как оказалось, черная амуниция Погорелого сливалась с игровой формой «Черноморца», стало быть, делегат ФФУ попросил ее заменить. Но альтернативы у нас не было, так что выручать пришлось одесситам. В авральном порядке Сергей надел форму, предоставленную хозяевами, от которой, уж извините, была отрезана эмблема «Черноморца». Более того, как потом рассказывал сам Погорелый: ему пришлось вооружаться ножницами и обрезать еще и рукава, потому что они не подходили ему по длине.

КРАЕВ УМЕЕТ ОТДАТЬ ТАК, ЧТО И МАСТЕРА ПОЗАВИДУЮТ

- Вы говорите, что привлекли к занятиям к основе 6-7 игроков дубля. В ком из них вы сразу увидели футболистов основного состава?

- Зотько и с небольшой натяжкой Ралюченко начали привлекаться к работе с первой команде раньше остальных. Но в этом случае мы сталкиваемся с тонкой ситуацией: поставишь молодого в основу - рискуешь уничтожить психологически. По игровым качествам те же Краев или Наполов - игроки основы. Ошибки какие-то, конечно, есть, но они вполне поправимы. Тем не менее, вводить их в основной состав, как и Синицу, Копыну, Шевченко, Кошмана, нужно постепенно: по 10, 15, 20 минут. Чтобы почувствовали уровень премьер-лиги, а с ним и обрастали уверенностью.

Вот вам пример по Краеву. Парень был на сборах с первой командой, но потом его снова вернули в дубль, и я понимал почему. Он не вписывался в силовой стиль основы, у него самое сильное место - голова. Отсюда - и видение поля, и техника, таких голов сейчас мало. Он ведь отдает такие передачи, какие мало кто у нас умеет. Подошел ко мне после того самого первого и единственного сбора с основой и сказал, что хочет уходить - есть предложение от команды первой лиги. Мы с Максом посадили его и 20 минут уговаривали остаться. Мы знали, куда его зовут, в той команде он мог убить себя как футболист.

- Помимо всего прочего, антропометрические данные у этого полузащитника более, чем скромные - рост под метр семьдесят, вес - под шестьдесят…

- Да, в силовую игру он действительно не вписывается: не уступать в единоборствах гренадерам ему будет очень тяжело. Но я считаю, что человек должен играть на лучших качествах и делаю ставку на другие моменты. В отбор идти нужно - да, но пас, который создаст остроту, ценится выше. К тому же у Краева есть особенности в характере. На матч со «Сталью» он вышел на замену - на 10 минут, а за четыре дня до следующей игры с «Олимпиком» я ему сказал: планирую тебя в основу. Чтобы сам себя подготовил, чтобы не было неожиданностью. И добавил: все нормально, вот также работай, делай, что умеешь, но готовь себя к тому, чтобы играть постоянно. В первом тайме он выглядел неровно, только входил в это пекло, но уже после перерыва сыграл намного сильнее и отдал голевую передачу со штрафного. После чего на другом уровне уверенности очень прилично смотрелся в Одессе. Я вижу, что этот человек готов играть в основном составе.

ИЗНАЧАЛЬНО ХОТЕЛ ПОГОВОРИТЬ С ПРИЕМОВЫМ

- Сложный, но неизбежный вопрос: из пяти футболистов, отлученных руководством от основы, вы вернули только Приемова. Остальными не интересовались или не было благословения свыше?

- Пора пролить свет на эту ситуацию. Когда я принимал команду, меня спросили: кто тебе нужен, а кто - нет. Сразу подчеркну, что у меня нет претензий к Ильющенкову, Касьянову, Полянскому или травмированному Галенко: они нормальные футболисты и хорошие люди. Но я видел какие-то игры основы, наблюдал за тренировками, читал интервью этих ребят после неудачных матчей. И мне показалось, что лейтмотив их высказываний примерно такой: мы проигрываем, потому что в команде много молодежи. Все верно - команда и без того была молодой, а теперь стала еще моложе.

Руководство поначалу сказало нам никого из этой пятерки не привлекать. Зашел Саша Ильющенков, я ему в глаза сказал: вопросов к тебе нет ни по каким качествам. Но есть Погорелый и Горяинов, за которыми сидят еще два молодых вратаря - стало быть, в последних четырех турах я на тебя рассчитывать не смогу. Точно также у меня не было никаких претензий, скажем, к Касьянову и Полянскому. Они тренировались рядом, мы здоровались, но они не подошли ко мне с вопросом: «Сергеич, можно поговорить? Что по нам?». Если бы подошли, сказал бы то же самое: вы отличные ребята, хорошие футболисты, но вот сейчас мне доверили команду, я отвечаю за результат и мне нужны бойцы. Эти слова я повторил и агенту Касьянова, который позвонил мне, чтобы прояснить будущее футболиста.

- А Приемов?

- Я изначально хотел с ним поговорить. Для меня это игрок высокого класса. Вова позвонил после матча со «Сталью» и сообщил мнение руководства: работать с основной можешь, если разрешит главный тренер. 26 апреля мы встретились, обсудили детали, и он начал тренироваться. Я сказал ему буквально следующее: команда молодая, нужно не пихать пацанам, а поддерживать. Если готов отпахать в последних матчах сезона - пожалуйста. И он сказал, что готов.

- Гол Зотько «Черноморцу» почти с центра поля и компенсированное арбитром время - это какое-то чудо, улыбка Фортуна, или это футбольный Бог отблагодарил вас с подопечными за усилия?

- Наверное, все же третий вариант. Награда за то, что игроки восприняли нас и поверили нам. Повторюсь, после первых дней все было весьма печально, но они себя пересилили, и вот - пришел результат.

В принципе, этот невероятный гол стал следствием фарта, но мы на него наиграли. Моменты, как я уже говорил выше, были. Подчеркну, мы играли неплохо, но не могу явно сказать, что были на порядок сильнее соперника. У «Черноморца», который исповедует атакующий футбол, ведь тоже, если помните, был стопроцентный шанс: когда игрок пробил мимо Погорелого, но мяч попал в партнера, который стоял на линии ворот и вылетел в поле. Но повезло нам. Радует, что команда воспрянула духом после жуткой серии из четырех поражений кряду с общим счетом - 1:17. Что в команде изменилась аура. Что ребята бьются друг за друга, готовы перегрызть соперникам глотку. Да, иногда ошибаются, но главное - среди них нет равнодушных.

- Ну и соперники были чуть полегче, чем в начале второго круга?

- По именам, может быть, полегче. Но обратите внимание: «Черноморец» и «Сталь» до нас сыграли вничью с «Шахтером». А «Олимпик» до поездки в Харьков проиграл весной одну-единственную игру - тем же горнякам.

УСТАЛ ВЫПОЛНЯТЬ ФУНКЦИИ РУКОВОДСТВА


- Многие из ваших подопечных уже забыли о том, когда в последний раз видели представителей руководства клуба. С вами они связь поддерживают?

- В последний раз общался с Бойцаном перед игрой с «Олимпиком». Не знаю, может, задал несколько неприятных вопросов, но с тех пор генеральный директор со мной не контактировал. В том числе и после победных матчей.

- Вы думаете, что решение о вашем назначении принимал он?

- Мне сказали, что последнее слово было за Курченко. Утверждать на все сто процентов не буду. За что купил, за то и продаю.

- Один из игроков «Металлиста», отвечая на мой вопрос «Как дела?», сказал: «Все хорошо. Кроме зарплаты». Можете подписаться под этими словами?

- Недавно озвучил футболистам сумму, полученную в этом году. Не знаю, сколько заработали они, но услышав цифру, многие были шокированы. Все понимают сложность создавшейся ситуации, но у каждого есть семьи, которые нужно кормить, каждому приходят домой квитанции с коммунальными услугами. Бывает, не хватает даже на это. Руководство в курсе всех проблем и неоднократно обещало закрыть все долги: мол, вот-вот получим очередной транш и сразу все решим. Вот так все - от игроков дубля до работников базы - и жили: от транша до транша. Точнее, от обещания - до обещания.

Зимой, когда в отпуск отправлялся наш дубль, пять-шесть игроков планировали уходить в другие клубы. Я видел потенциал этой команды и попросил ребят подождать до 1 января. Встречался с руководством, просил: рассчитайте дубль, это будущее харьковского футбола, но они не видели денег в течении года! Получил ответ: до 15 января все закроем. 3-4 раза перезванивал, спрашивал, уточнял. Подчеркивал: я несу ответственность за коллектив, который может рассыпаться, потому что игроки имеют полное право уйти свободными агентами. Люди мне доверяли. Поверили. После Нового года приехала вся команда - потеряли одного только Бойчука, который должен был ехать на сборы с первой командой, а в итоге по непонятным причинам выпал из списка и уехал к Игорю Рахаеву в Молдавию. Очень жаль, что так вышло, потому что по своему потенциалу этот нападающий один из талантливейших игроков региона - верю, что, если бы не ушел, играл бы и радовал харьковчан. Хороший перспективный форвард: в турнире молодежных команд забил чуть меньше десяти голов, заработал штук восемь пенальти…

- Так чем закончилась история с зарплатами для дублеров?

- Их рассчитали. Но только выплатили в разы меньше, чем должны были. Это горькая правда, которую я не хочу замалчивать. Делая вид, что всего этого не происходит, ты приходишь к ситуации, когда пятеро полевых игроков бегают, а остальные - стоят. Но выполнять функции руководства мне больше не хочется. Я - тренер, моя задача - тренировать, а не уговаривать футболистов. На последнем собрании основы сказал прямо: проблемы с руководством решайте лично с ними, а если вышли на поле - играйте до конца.

- То есть, все это время вы фактически работаете на свое имя?

- Можно сказать и так. Просто нагрузка увеличилась вдвое. Весь месяц мы с Максимом Сергеевичем (Калиниченко. - Прим. М.С.) каждый день проводим занятия и у дубля, и у основы, включая теорию и просмотры. Хорошо, дублеры уже решили глобальную задачу - попали в пятерку, и мы можем заканчивать сезон на доверии. Но я смотрю на пацанов, которые сидят обманутыми и не получают месяцами денег, и мне становится грустно.

- Впереди последний тур чемпионата, в котором вас проэкзаменует ужаленный «Шахтером» чемпион. Для вас это принципиально?

- Сейчас меня пугает не столько «Динамо», а полная неизвестность после него. Выносятся какие-то решения, рассматриваются апелляции, клубом ведется документальная работа… Мы же решили с ребятами довести начатое до логического завершения, а именно - выйти и сыграть для харьковских болельщиков. Будем биться за победу, больше ничего не остается. Что будет дальше - даже думать страшно.

«ЛАМБАДУ» МОСТОВОГО НАБЛЮДАЛ СО СТОРОНЫ

- Свой первый матч на высшем уровне вы, если не ошибаюсь, провели в московском манеже против «Спартака». Матч этот запомнился любителям футбола со стажем одним-единственным моментом…

- «Ламбадой» Александра Мостового, который обыграл шестерых наших игроков в чужой штрафной. Я тогда вышел на замену и наблюдал за происходящим со стороны. В самом «танце» не участвовал.

- Можете посмотреть запись в ютубе.

- Спасибо, не надо. Одного раза мне хватило с головой. (Улыбается).

- В наше время Мостовому, пустись он в такую обводку, двадцать раз оторвали бы ноги…

- В те времена конечности калечили похлеще. Просто я как бывший нападающий помню, что тренеры учили нас простым вещам: главное - войди в штрафную, а там уже - пусть сбивают. Начни Мостовой исполнять свои финты до штрафного, его бы закопали, но он успел проскочить. Беда в том, что играли мы под крышей, на ковре, не представляя, что это за покрытие такое. А спартаковцы там каждый день тренировались.

- Среди ваших подопечных есть люди, которые вот также умеют обыгрывать соперника один в один?

- Наполов или тот же Синица умеют идти в обводку, но пока что это проявляется на тренировках. Знаете, как бывает: среди своих красавец, а потом выходишь на официальную игру, и мяч отскакивает на 10 метров.

- Вы работали с очень многими тренерами. Кто из них повлиял на вас в наибольшей степени?

- Прежде всего, мой первый наставник - Александр Довбий. Ну а в профессиональном футболе выделю пригласившего в «Металлист» Леонида Ткаченко. Времена тогда были специфические: за рубеж никто не ездил, все варились в собственном соку, в 25 лет ты еще был молодой. А совсем юному футболисту проявить себя было сложно, главным было - доверие тренера.

Ткаченко не просто доверял, он давал право на ошибку. Так и говорил: если ты играешь остро, можешь позволить себе повышенный брак. Лучше три раза потеряй мяч, но один - обостри и мы забьем, чем катай мяч поперек поля или пасуй назад. Я ведь прошел школу «Динамо», там все было построже. Если ты разок ошибся, следующий матч мог начать на скамейке, потому что под тобой в очереди сидят трое таких же…

А тренеров действительно было много. Валентин Иванов, Эдуард Малофеев, Анатолий Байдачный, Александр Тарханов, Йожеф Сабо, Михаил Фоменко, пересекался с Валерием Лобановским. Хорошие отношения сложились с Леонидом Буряком: я при нем (в тульском «Арсенале». - Прим. М.С.) последнего защитника играл, он видел, что у меня обе ноги рабочие.

- Чего Леонид Иосифович категорически не приветствовал, так это нарушений режима…

- А кто это приветствовал? У меня подход к таким вопросам простой: следить за игроками не буду, но если кто-то проколется, былого доверия не дождется.

- С Максимом Калиниченко в силу разницы в возрасте вы в одной команде не пересекались. Насколько совпадают ваши взгляды на футбол?

- Мы знали друг о друге заочно. В одно время играли в России, а потом встретились на тренерских курсах и довольно быстро сошлись, так как оба считаем себя людьми компанейскими. Что касается футбола, то, знаете, такого, чтобы один говорил «белое», а другой - «черное», между нами нет. Как правило, взгляды по тактике на матч, игрокам и сопернику совпадают.

Что же касается вкусов… Максу, как я знаю, нравится «Реал», но в последнее время мы многое позаимствовали из игры мадридского «Атлетико». Прежде всего, это касается неуемной жажды борьбы. Не обладая супер-звездным составом, команда обыгрывает сильнейшие команды Европы за счет самоотдачи и, конечно, таких компонентов как компактность и прессинг во всех зонах.

Многие говорят, что «Металлист» сегодня играет от обороны, но мы пока не готовы постоянно действовать первым номером. Тогда как в дубле постоянно использовали прессинг, каждый игрок знал свой маневр, отбор начинался сразу же после потери мяча. Все это просматривалось и у «Атлетико». Если прессинг не дает своих плодов, команда Симеоне сразу садится в серединку поля, но если уж соперник разворачивается к «полосатым» спиной, они съедают его в один момент. Вот так обыгрывались «Барселона» с «Баварией». В первую очередь – характер. Во вторую - игровая дисциплина. В третью - мастерство...

Теги: Александр Призетко; Максим Калиниченко; Металлист; Чемпионат Украины;
р Понравилась новость? Да Нет


urist
Вот и разница в подходе Призетко и Севидова. Один говорит "Будем биться за победу, больше ничего не остается", в второй только ныл о том, что денег нет и игроки не такие
Strelets +1   
Вот это свой тренер
ABSAZ +1   
Очень хорошая статья ставящая многие вещи на места. Призетко имеет в данном случае более правильное видение игры и не ноет, а команда действительно играет!!!
serggres
Объемно и по делу!
DEEMKAA
Всё чётко говорит и правильно,без красивых афоризмов.Интересно посмотреть на развитие его тренерских идей - ЩАС то у него нет ресурса для манёвра,по-этому отталкивается от имеющихся игроков,а вот если у него будет небольшой но стабильный РЕСУРС - ВОТ И УВИДИМ ВОПЛОЩЕНИЕ ИДЕЙ И ИХ ЦЕНУ.Видно,что ему не безразличны СВОИ ИГРОКИ и КОМАНДА.Удачи,надеюсь в МЕТАЛЛИСТЕ и УПЛ.
konstantyn
Статья очень понравилась . Вот хоть становится видно чем дышит Призетко ... Похоже свой в доску , и болеет за команду ...
Удачи ему и побед ! mjach
Вован
Почувствуйте разницу между интервью, которые давал Севидов и этим..
victor1968
После неудач в кубке и чемпионата осенью я перестал видеть в Севидове тренера,только комментарии как всё плохо и нет мотивации.А с Призетко как и с Рахаевым складывается по одному сценарию.Только есть одно но - нет аттестата на следующий сезон.
Новодомовский
Думаю по уровню и тренерскому интеллекту, это третий тренер в истории независимой Украины, который тренирует Мелаллист, после Мирона и Фоменко! Удачи, Саша!)

Добавление комментария
Оставлять комментарии в этом разделе могут только зарегистрированные пользователи.
При регистрации вся реклама на сайте исчезает!
Войти на сайт под своим логином.
Зарегистрироваться на сайте.
Как придумать надежный пароль?
Вход Регистрация
На главную
waplog